voronxxi (voronxxi) wrote,
voronxxi
voronxxi

Category:

Строевые сны

Сколько он себя помнил, ему этот сон всегда снился. Что идет он в строю будто. Вокруг туман и серо все, и тихо, только ритм шагов – ать, два, ать, два. Строй в двух шеренгах, и он во второй в середине. И его номер будто 2-7. И за все сны за всю жизнь он успел узнать всех, кто шел с ним. И курчавого 2-8 справа, курносого и голубоглазого, так часто улыбавшегося ему краем губ. И щуплого 2-6 слева, щуплого, но крепкого, нос лопаточкой, глазки холодные, бегают испуганно, настороженно… Хотя чем старше они становились, тем менее испуганно бегали эти глаза.
Каждого он узнал в строю довольно близко: кто на что горазд. Иногда, бывало, снилось ему, что строй рассыпается, и они вступают в бой с неизвестным врагом - каждый раз разным. И узнал, кто трус, а кто слишком ушлый, а кто вообще отморозок. Иногда они просто меняли порядок и шли друг за другом в колонне то по горным тропам, то по пляжам вдоль океана. Иногда грузились в машины и ехали в сумерках по лесной дороге, или в самолеты – и прыгали с парашютом, или собирали и разбирали оружие…
Он так привык к тому, что ему больше не снится ничего с детства, что считал это само собой разумеющимся. Хотя странно это было – в жизни он совсем не был связан ни с чем военным. Тихий, близорукий, неловкий, рыжий, вначале – студент-очник на матфаке, а потом работник статуправления. В армию не прошел по здоровью: и зрение, и плоскостопие, и искривление позвоночника, и даже был когда-то с ним один единственный эпилептический припадок после сотрясения мозга, но и он сработал – армия его не возжелала. И хотя он никому в этом не признался бы, втайне он хотел хотя бы однажды пройтись с винтовкой в строю, как на параде, или в походе… как в своем вечном сне.
Впрочем, время наступало трудное, все чаще в мире возникали горячие точки, а в мирных городах – террористические атаки. Уже никто не мог полностью чувствовать себя безопасности, живя в большом городе. Напряженность в мире все росла, жить становилось опасней, и а ему казалось, что он приближается к чему-то важному в своей жизни. Сны его строевые тоже становились все напряженней, его перевели на позицию 1-1, и теперь чаще всего он шел впереди колонны, и отдавал приказы во время боевых действий… Боевых действий во сне…. Сложно быть программистом 1С, который живет с мамой в свои тридцать пять, когда во сне каждый третий день ты командуешь взводом и в битве с неизвестным врагом то побеждаешь, то проигрываешь, то просыпаешься от того, что тебя убили, или от хруста зубов от отчаянья, когда погиб кто-то из товарищей… Это накладывало отпечаток на психику – он периодически бывал очень нервным в самых простых ситуациях, с параноидальными фантазиями, и даже купил себе травмат и носил его в своем унылом ботанском портфеле на работу. На унылую бесконечную работу, где постоянно приходилось задерживаться… все это привело к полному отсутствию личной жизни…
И вот сегодня тоже пришлось задержаться на работе, а еще нужно зайти в магазин, приготовить ужин, мать, наверняка, не приготовила – плохо себя чувствует… поскорей бы спать уже… Он вышел из поезда на своей станции метро, и, как всегда, ссутулившись, пошел к эскалаторам.
Но что это? Он бросил случайный взгляд на человека в спортивном костюме, который шел справа. Его лицо сразу показалось знакомым, и только через десяток секунд он понял, что этот человек – из его сна. Это его боевой товарищ, который погиб в прошлом сне при разминировании самодельной бомбы: тот самый, 2-8, курчавый и улыбающийся. Курчавый тоже оглянулся на него и на его лице очевидное узнавание смешалось с бескрайним удивлением.
- Первый-первый? – сказал он одними губами.
- О боже, два-восемь… - с внезапным озарением Первый-первый оглянулся на поток людей, рядом с ними направляющийся к выходу, и да, действительно, здесь были все – практически все строевые товарищи из сна. Они все стали озираться и ошарашено узнавать друг друга.
«Вот оно. Вот сейчас», - понял он.
И сказал вслух – негромко, но получилось так, что услышали все:
- Строй. Го-о-отовьсь. Рассредоточиться.
И как во сне все – такие разные в жизни, вдруг подобрались, втянули животы, насторожились, замедлили ход, и стали внимательно вглядываться во встречный поток. И действительно… группа из пяти подготовленных незнакомых бойцов в штатском направлялась к поездам со стороны эскалаторов. Их сразу было заметно по их выправке и некоторой созависимости движений. Вернее, это было видно его опытному глазу, вряд ли кто другой в толпе людей это заметил, другой, без подготовки .
- У них оружие. – Раздался чей-то голос, из своих, из знакомых до боли.
Да, оружие. И сумка.
- Сумка. – крикнул еще кто-то. Фактически это было будто повторение именно последнего сна, только там они действовали на улице. И как во сне, все будто знали что делать. Сработано было чисто. Внезапный организованный выпад и все 5 бойцов уже лежали на бетонном полу метро, их оружие горкой лежало в стороне, Один-Три до Один-Десять организованно без паники выводили людей из помещения станции.
Курчавый Два-Восемь открыл сумку, и они мельком увидели отсчет на самодельной бомбе – минута сорок.
Первый-первый глянул в глаза Два-Восемь… судя всего он какой-то спортивный тренер, лет сорок, на пальце кольцо – женат.
- Я знаю, что делать.
- Вчера опоздал…
- Я учту.
Первый-Первый кивнул.
- Пошел! – И подхватив сумку, он скрылся в тоннеле метро. Через минуту в нем раздался взрыв, посыпалась штукатурка. Ребята… товарищи… все тревожно смотрели на выход из тоннеля, вчера они оплакали Два-Восемь - еще до того как проснуться в своих кроватях, это еще отзывалась болью… но нет. Вот он вышел из тоннеля весь в пыли, отряхиваясь. Молодец!
- Стро-о-ой! Вольно. – Крикнул Первый-Первый, и в сердце что-то отозвалось торжеством.

***
Двое в красной строгой комнате с тяжелыми шторами и массивным столом.
- Докладывайте.
- Господин президент, рад сообщить, что первое испытание ментально-сомнического строевого обучения прошло успешно. Не просто успешно, это ошеломительный успех, господин Президент! Вот доклад с фотографиями и видеосъемкой. Считаю… и рекомендую вводить эту практику поголовно для всего населения страны.
- Благодарю. Я рассмотрю ваше предложение, генерал. Свободны.
Когда генерал ушел, президент почесал свой нос лопаточкой, который ему никогда особенно не нравился, и открыл папку с фотографиями. И когда он увидел фотографии, его холодный тревожный взгляд потеплел.
Tags: короткие рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments